0casanova

Босх, Ай Вейвей, Ян Фабр и закат вчера в Венеции

Вчерашний день выдался богатым на венецианские зрелища, так что фотографии я даже не успевал выкладывать, а вот видеотрансляций сделал несколько.
Делюсь, чтоб не пропало.

Выставка Иеронима Босха во Дворце дожей (09:50): два триптиха из Академии и «Видения загробной жизни» из палаццо Гримани собрали в одном помещении через 500 лет после создания и через год после реставрации.
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156222481562942/
Двор Палаццо дожей: лестница гигантов и реставрация статуи Св. Феодора Тирона (10:33). Заодно — пьяццетта Св. Марка и колонна, на которой стоит другой экземпляр той же статуи:
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156222604232942/

Переправа на гондоле от дворца/гостиницы Гритти к причалу в Дорсодуро, возле аббатства Св. Григория, где нынче выставлен Ян Фабр (03:23):
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156222721767942/

Выставка Glastress 2017 года во дворце Кавалли-Франкетти (16:09). Среди авторов скульптур из хрусталя — Ай Вейвей, братья Чапманы, Ян Фабр, Эрвин Вурм, Вик Мунис, Дастин Елин и саудовский антиклерикализм:
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156223154092942/

Закат на Большом канале: виды с крыши Fondaco dei Tedeschi над мостом Риальто (09:26). Панорамы Венеции при хорошей погоде, с Альпами и Апеннинами на горизонте:
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156223586572942/

Путешествие на вапоретто и пешком от Риальто до пьяццале Рома и дальше до квартала Малькантон. Объяснения про транспорт и билеты, руки Лоренцо Куинна, мост Калатравы (27:48):
https://www.facebook.com/nossik/videos/10156223670682942/

Для просмотра видео регистрация в Фейсбуке не требуется.
Полное собрание всех моих видеотрансляций в Фейсбуке — тут:
https://www.facebook.com/nossik/videos_by?lst=700512941%3A700512941%3A1495438307
Видно, что в нынешний приезд я сделал их уже 30 штук.

Более старые видео про Венецию и Бергамо доступны просмотру в моём канале в YouTube:

В этом плейлисте — 31 видео из Бергамо, Милана и Венеции, записанное в мае 2016 года.
00Canova

О чём мне рассказала восходящая звезда видеоблоггинга

Мы с Варламовым съездили на прошлой неделе в Тоскану и Лигурию: из-за моего теперешнего графика на «Серебряном дожде» я на некоторое время вхожу с этой недели в режим подписки о невыезде, так что напоследок нужно было как следует гульнуть. Отметили в Пизе день Св. Путешественника, залезли на башни Лукки, прослушали Carmina Burana в исполнении сводного хора пизанских школьников, пенсионеров, пожарных и реконструкторов (sbandieratori), сплавали и искупались вдоль лигурийского побережья Чинкветерры, съели центнер говядины (сорян, Махатма), сняли 100 гигов потокового и асинхронного видео, короче — славно время провели.

В экспедиции участвовала шестилетняя Лена Варламова, восходящая звезда российского видеоблоггинга. Её оглушительному успеху в этом качестве пока мешает ряд обстоятельств, вроде отсутствия аккаунтов в каких-либо сетях, и девайса для съёмки видео, но она над этим работает — и, верю, успех уже близок. Потому что главное — определиться в этой жизни со своими желаниями. А ребёнок уже твёрдо знает, что хочет быть видеоблоггером. Лена смотрит кучу русских и английских видеоблогов на YouTube — правда, ни на один из них не подписана, в силу отсутствия аккаунта, о чём уже сказано выше. Ещё она придумала замечательное объяснение геральдике Медичи, встречаемой в Тоскане на каждом историческом здании:

— Это таблетки, — сказала девочка серьёзно. — Тут были эти... Медики.

В свободное от видеоблоггинга время Елена Ильинична плотно занималась моим воспитанием и развитием. От неё я узнал про две очень важные вещи, которыми не успел поделиться со мною мой скрытный первенец Лев Матвей. Или, может быть, успел, но я его просто не понял. Он-то не рвётся в видеоблоггеры, потому и не тренирует на родителях свои объяснятельные способности, предпочитая тратить красноречие на сверстников… Не можете даже себе представить, до какой степени это меня радует. Мы с Павлом Витальевичем Пепперштейном росли двумя малолетними старичками, своей детской компании у нас не было практически вообще: нас не интересовал их футбол во дворе, а сверстникам не интересно было писать, сшивать и иллюстрировать собственные книги, чему в основном посвящалось наше внешкольное время (потому что Кабаков и Пивоваров в ту пору стали делать альбомы — и role model всегда маячила у нас перед глазами). Социализироваться в собственной возрастной группе мы начали только тогда, когда заинтересовались сверстницами, а до того всё наше детство протекало в родительских компаниях. Я об этом нисколько не жалею, и надеюсь написать ещё мемуары, но вот про Лёву твёрдо уверен, что ему полезно иметь общий язык с детьми его возраста. И когда вижу, что он эту мою уверенность разделяет — тихо радуюсь.

Вообще, меня страшно бесят родители, которые почему-то убеждены, что дети должны провести детство точь-в-точь как оно прошло у них самих. Ровно в той же пропорции между рыбалкой, бадминтоном и велосипедом, лыжами и санками. Хотя времена изменились, и возможностей у сегодняшнего ребёнка в бесконечное количество раз больше. То, чем они занимаются в своём Скайпе и Снапчате — мы про это, извините, читали у Толкиена, насчёт Палантира, или смотрели «Отроки во Вселенной» — там как раз фантасты гениально додумались до видеочата, который сегодня привычен любому дошкольнику, а в нашем детстве взрослые считали, что это rocket science, технологии будущего строго для космонавтов…

Но про Лёву — это было лирическое отступление, а вот две вещи, о которых поведала мне Лена Варламова.

Во-первых, спиннеры, они же фиджет-спиннеры. Их нужно крутить. Это расслабляет. Чтобы крутить, их нужно иметь. Иметь их нужно много, и разных, на все случаи жизни. Сверхбыстрые, утяжелённые, светящиеся в темноте, с шариками, разного цвета и модели. Обещанием купить потом новый спиннер можно не только отвлечь внимание ребёнка от любого Макдональдса, но даже заманить его в музей Средневековья.

Во-вторых, между нами тает лёд, пусть теперь нас никто не найдёт. Мы промокнем под дождём, и сегодня мы только вдвоём. Эти строчки нужно повторить восемь раз, прислушиваясь к своим ощущениям. Если ощущений нет — ещё восемьдесят раз. Если есть — тогда ещё восемьдесят. Зачем? А хрен его знает. Но долой рефлексию. Между нами тает лёд, пусть теперь нас никто не найдёт. Мы промокнем под дождём, и сегодня мы только вдвоём. Как в том анекдоте: «Бабушка, Вы живёте у стадиона? — Да! Да! Да да да! Да да да да! Да да!». Думаю, самое время американской компании Mack’s, крупнейшему в мире производителю ушных затычек, стать генеральным спонсором группы «Грибы»: благодаря её творчеству, беруши этой фирмы скоро станут не менее популярны у родителей, чем фиджет-спиннеры — у их детей.
00Canova

Ура, друзья, мы снова спасли человека

Мы вчера не только собрали Кириллу Мишину на операцию, но даже и перебрали маленько — эти средства пойдут на следующий кейс.

Спасибо, вы настоящие друзья.

До конца недели я не буду больше никаких денег у вас просить, ни в эфире «Серебряного дождя», ни в ЖЖ.
Вместо этого сегодня в моей передаче будет живой концерт Мириам Сехон и Green Point Orchestra.
Первый в моей жизни живой концерт в прямом эфире.
Я страшно волнуюсь.

Главная цель моего похода ведущим на «Серебряный дождь» — научиться вещам, которых я раньше не умел.
Научиться отвечать за хронометраж прямого эфира. Научиться выходить и входить в эфир по секундомеру.
Это очень важные навыки, потому что моя аудитория в этом ЖЖ — полтора миллиона живых душ, и примерно миллиону из них проще было б меня слушать, чем читать.

Не в этом месяце, так в следующем, Саша Мамут устанет палить бабло на поддержку существования морально устаревшей, убыточной для него платформы ЖЖ, и мы с вами расстанемся. Конечно, не навсегда, и даже не надолго, но скоро это случится. К Александру Леонидовичу тут никаких претензий быть не может, наоборот — спасибо ему, что он не дёрнул рубильник до сих пор, хотя давно понял, куда всё катится, и чем закончится. Он мог бы потушить свет полгода назад, но он этого не сделал, спасибо ему. Но нет причин рассчитывать, что его терпение продлится вечно, или что его карманы окажутся бездонны. ЖЖ — убыточный проект для владельца, он будет закрыт, и с ним исчезнут как 12.294 моих записей, так и 1.065.405 ваших комментариев. Мы, однако, найдёмся. Подписывайтесь на varlamov.ru, друзья, там вам расскажут, куда я переехал. А пока смотрите видео про нашу поездку в Чинкветерре:

В это видео не вошли наши купания в Лигурийском море, но всё равно хорошо получилось.
Предыдущее про Пизу — здесь.
Giotto di Bondone

Тициан, Тинторетто и Веронезе приехали в Москву

Замечательная выставка трёх живописцев венецианского чинквеченто (оно же XVI век на наши деньги) откроется через неделю в Пушкинском музее и продлится до 20 августа.

Со всей Италии, а также из Эрмитажа и собственных пушкинских запасников, в главное здание ГМИИ свезли большую кучу (то ли 23, то ли 25) картин Тициана, Тинторетто и Веронезе, причём основная масса их — не из общеизвестных собраний, вроде венецианской Accademia и флорентийских Уффициев, а из труднодоступных и малопосещаемых мест — например, из трёх вообще не популярных у гостей и жителей Венеции церквей Santa Marcuola, San Giovanni Elemosinario, San Silvestro. Попасть в эти церкви довольно сложно из-за причуд их расписания, но если попадёшь — будешь там один, потому что в путеводителях о них не сказано (даже у Муратова с Ипполитовым, что ж говорить про Lonely Planet и DK), а прихожане в основном повымерли, или съехали на континент. Там даже на плату за вход забили в последние годы, как в одесских трамваях при Гурвице: потому что с платящих посетителей не окупается зарплата билетёра. И, конечно, если вы приехали в Венецию за Тицианом, Тинторетто и Веронезе, то искать вы их будете в совершенно других церквях, музеях и скуолах. Хотя, честно говоря, и искать не придётся: там трудней найти такую церковь, скуолу или собрание, где бы никто из этой троицы не отметился.

Наверное, в честь московской выставки, я как-нибудь не поленюсь сделать пост про главные Тинтореттовские, Тициановские и Веронезовские уголки Венеции. Но вот представить себе, что кто-нибудь осознанно поедет за творчеством трёх этих венецианцев в Болонью, Виченцу, Модену, Геную, Турин, или, страшно сказать, Неаполь, мне затруднительно. Даже завсегдатай итальянского крыла в Старом Эрмитаже может не вспомнить «Св. Георгия с принцессой» Тинторетто из 222-го «Веронезовского» зала, а тут его отдельно и специально в Москву везут, чтоб мы и разглядели, и запомнили.

Вообще, есть эта большая проблема с Тинторетто, в противоположность Веронезе. Веронезе — это художник заведомо скучный, унылый, проходной, которого очень трудно полюбить, по которому невозможно соскучиться. Проще всего, чтобы преодолеть базовый уровень неприятия, сходить в зажопную церковь Св. Себастьяна в Дорсодуро, которую настоятель фра Бернардо Торлиони дал ему расписать практически в одно рыло, между 1555 и 1570 — после этого начинаешь уже и понимать, и ценить, и осторожно любить. А с Тинторетто всё ровно наоборот. Одну картину увидишь где-нибудь, и сразу понимаешь, что гений совершенно невъебический, уникальный, и нельзя пропустить никакого его творения, нигде. Всё то, что мы привыкли считать революцией в живописи имени Караваджо, Тинторетто знал и умел задолго до, просто его другие вопросы интересовали:

Но есть одна беда. За полвека творчества он успел исписать своей неутомимой кистью квадратные километры стен, потолков, досок и холстов во всех углах Венеции. Для того, чтобы всё это посмотреть, зрителю нужно потратить примерно столько же времени, сколько заняла роспись. А у кого из нас есть свободные 50 лет на изучение творчества Тинторетто?! Так и живём, сознавая, что на каждый вштыривший нас шедевр живописца приходится 20 его полотен, досок, алтарей и фресок, которых мы не увидим никогда. Потому что тупо жизни не хватит.
0brodsky

Белое на белом: Венеция в тумане

После недели яркого осеннего солнца, ослепительно синего неба и дневной температуры +17, в ночь на понедельник Венецию окутал фирменный туман, который тут называется nebbia.

В газетах пишут, что он задержится в городе на три дня.

Вот как это атмосферное явление описывает Бродский в «Набережной Неисцелимых»:

Местный туман, знаменитая Nebbia, превращает это место в нечто более вневременное, чем святая святых любого дворца, стирая не только отражения, но и все имеющее форму: здания, людей, колоннады, мосты, статуи.

Пароходное сообщение прервано, самолеты неделями не садятся, не взлетают, магазины не работают, почта не приходит. Словно чья-то грубая рука вывернула все эти анфилады наизнанку и окутала город подкладкой. Лево, право, верх, низ тасуются, и не заблудиться ты можешь только будучи здешним или имея чичероне. Туман густой, слепой, неподвижный.

Последнее, впрочем, выгодно при коротких вылазках, скажем, за сигаретами, поскольку можно найти обратную дорогу по тоннелю, прорытому твоим телом в тумане; тоннель этот остается открыт в течение получаса. Наступает пора читать, весь день жечь электричество, не слишком налегать на самоуничижительные мысли и кофе, слушать зарубежную службу Би-Би-Си, рано ложиться спать. Короче, это пора, когда забываешь о себе, по примеру города, утратившего зримость. Ты бессознательно следуешь его подсказке, тем более если, как и он, ты один. Не сумев здесь родиться, можешь, по крайней мере, гордиться тем, что разделяешь его невидимость
.

Со времён Бродского многое в Венеции сильно изменилось. Самолёты вчера весь день летали по расписанию. Все магазины и учреждения работали. Изменения в расписании местных катеров-вапоретто (которые Бродский предсказуемо переводит «пароходами», хотя другое его определение — «помесь консервной банки и бутерброда» — кажется более точным) уже в 6 утра были разъяснены на дисплеях всех причалов, и оказались минимальны: отменились две линии из 22, ещё у трёх сократились маршруты.

Технический прогресс победил многие бытовые неудобства, осложнявшие жизнь венецианцам на протяжении 1300 лет, но не отменил волшебства, о котором пишет Бродский.

Туман по-прежнему способен в считанные часы превратить яркую, кипящую жизнью Венецию в сюрреалистический город-призрак, убедительную демо-версию загробного мира. Где пешеходу одинаково трудно поверить и в реальность окружающего пейзажа, и в своё собственное здесь существование.
0Banksy

Девушка и смерть в Венеции: мелодрама 1907 года

Люди русской культуры, наведываясь в Венецию, не преминут отправиться на остров-кладбище Сан Микеле, насыпанный тут однажды Наполеоном, чтобы отучить венецианцев хоронить своих мёртвых рядом с теми же колодцами, откуда они брали воду.

Русские люди со всех концов Земли плывут на Сан-Микеле, чтобы поклониться надгробиям Иосифа Бродского, Игоря Стравинского и Сергея Дягилева.
Collapse )
0casanova

Или мне наврали про венецианок...

Эту картину венецианского живописца Витторе Карпаччо, висящую в Музее Коррер на Сан Марко, прославил на весь мир тот же самый английский искусствовед Джон Рёскин, который вообще всю Венецию открыл миру как сокровищницу шедевров живописи и архитектуры. Картину Карпаччо он объявил самым прекрасным полотном в мире, чем и сделал её культовой среди ценителей живописи далеко за пределами Венеции. Но в силу его личных психологических сложностей (а был он законченный девственник, терпила викторианского целомудрия, и даже женитьба ничего тут не смогла исправить), Рёскин увидел в позах и одежде венецианок верные признаки их лёгкого поведения. Так что с нелёгкой руки пуританина мир узнал полотно под названием «Две куртизанки».
Витторе Карпаччо
Потребовалось около столетия, чтобы отучить культурный мир смотреть на этих прекрасных дам сквозь призму рёскинского суждения об их моральном облике. Сегодня картина благополучно переименована в «Двух венецианских дам», и даже есть конкретные предположения, что дамы эти принадлежали к патрицианскому семейству Торелла. Читатель и сам может это заподозрить, если взглянет на кувшин в левой верхней части изображения, поскольку на нём очень явственно прорисован некий герб. В котором безошибочно узнаётся герб венецианских патрициев Торелла.

На этом, впрочем, история с переизобретением смысла картины Карпаччо отнюдь не закончилась. В середине XX века в американском собрании Поля Гетти, в Малибу, всплыла другая его картина — «Охота в венецианской лагуне». И чей-то зоркий глаз разглядел в ней... недостающую верхнюю половину «Двух венецианских дам». Точней сказать, вторую четверть — с допущением, что «Дамы»+«Охота» — всего лишь правая половина диптиха, левую часть которого никто пока не нашёл. После того, как это предположение было высказано, экспертов допустили до проверки, и они без труда доказали, что две картины являются частью одной доски, и что эта доска действительно составляет половину диптиха. Вот видео, где это доказательство наглядно, хоть и несколько занудно, иллюстрируется:

Реконструкция лишний раз опровергла эротические фантазии Рёскина. Потому что при складывании двух картин вместе стало известно, что за стебель торчит из кувшина на перилах в левой части «Венецианских дам». Это оказалась белая лилия с двумя цветами и бутоном — символ чистоты небесной. До склеивания картин на полотне «Охота в Лагуне» эта лилия смотрелась как не пришей к пизде рукав — а в качестве цветка, торчащего из кувшина на перилах у венецианок, она обрела смысл воспевания их непорочности.
01915

Венецианское Биеннале: мои рекомендации

Моё двухнедельное путешествие по Европе (маршрутом Москва — Ницца — Рокбрюн — Милан — Падуя — Венеция — Милан — Кишинёв — Москва) благополучно завершилось нынешней ночью в аэропорту «Домодедово». Удивительный рейс Air Moldova доставил всю нашу семейку в Москву из Милана за 5 часов и 200 долларов на брата, с пересадкой (и перекладкой багажа) в той самой Молдове. В период венецианского Биеннале и миланской Всемирной выставки это была, кажется, единственная авиакомпания, которая не задрала цены на итальянском направлении втрое. Тем удивительней, что она ещё и летает по расписанию, как немцы какие-нибудь.

Италия, доложу я вам, безудержно прекрасна. Собирающимся в Венецию на Биеннале настоятельно рекомендую, помимо обычных площадок Arsenale и Giardini, посетить некоторое количество других пространств и выставок в самом городе и на островах Лагуны:

проект Conversion группы Recycle в церкви Св. Антонина в Кастелло

Археологическая коллекция Гриши Брускина в бывшей церкви Св. Катерины на Fondamenta Zen (Cannareggio 4941-4942); в церкви эта инсталляция смотрится совершенно иначе, чем в «Ударнике»

Glasstress Gotika — совместный проект Эрмитажа и муранской Berengo Studio — в известном палаццо Кавалли-Франкетти у моста Академии

— новый видеопроект Inverso Mundus от AES+F в соляных складах на Fondamenta delle Zattere Ai Saloni 262, Dorsoduro (там же рядом, в палаццо Нани Мочениго — ретроспектива двух их предшествующих проектов, Тримальхиона и Allegoria Sacra)

Doug Fishbone's Leisure Land Golf на острове Сан Пьетро, сразу за мостом Св. Аны: мой сын три дня подряд таскал меня туда играть в мини-гольф, загорать на лежаках у канала и трескать фантастические бутеры с органическим шампанским; от памятника Гарибальди это 6 минут по прямой

выставка Concordia Александра Пономарёва в Антарктическом павильоне (Fondaco Marcello, Calle dei Garzoni, у Сан Самуэле)

Армянский павильон в монастыре на острове Сан Ладзаро дельи Армени (да-да, именно там товарищ Сталин служил звонарём). Проект получил «Золотого льва» как лучший павильон нынешнего Биеннале. Обычно на этот остров добираются редкими вапоретто 20-й линии (или на собственной лодке), но армяне в честь Биеннале запустили свой катер от причала Giardini.

антибиеннальная выставка Proportio в знаменитом palazzo Fortuny, доказывающая, что современное искусство может быть и красивым

Portable Classic — выставка миниатюрного искусства в постоянном помещении Fondazione Prada, в Ca'Corner della Regina.

Кроме того, обращаю внимание читателя на пару постоянно действующих в Венеции арт-студий, одна из которых существует там много лет, а другая открылась 7 мая.

На берегу канала Santa Ana (дальний конец Гарибальди) по адресу Castello 996 действует студия Ой ва Вой Романа Черпака (#bwkarma), где можно не только разжиться гравюрами, открытками и прочим венецианским артом, но и научиться самому, в домашних условиях, превращать распечатанные на лазерном принтере снимки с мобильника в старинные гравюры по технологии Venexian Monotype.

В доме на Frezzeria, где в дни карнавала 1771 года останавливался Моцарт (San Marco 1731, 1732, 1733), открылась студия Арсена Ревазова ars33studio, где выставлены его совершенно офигительные фотоработы в технике двойной экспозиции.

В строгом соответствии с заветами Дэмиена Хёрста, на выставке можно приобрести не только работы за несколько тысяч евро, но и их репродукции в виде магнитов на холодильник, по 5 и 10 евро, в зависимости от размера.

Если Вам кажется, что я тут что-то упустил про уругвайский и австралийский павильон, добавляйте свои ссылки без стеснения.
miniput zoomed

AES+F: искусство в PowerPoint

Вчера ночью в Еврейском музее на верхней площадке была офигительная презентация последнего проекта AES+F Inverso Mundus, открывшегося 10 дней назад в помещении соляных складов в рамках венецианского Биеннале.
AES+F: Inverso Mundus
Сам проект я посмотрел уже в Венеции, это семиканальная инсталляция в HD-видео, может быть, круче всего, что я видел у AESов до сих пор. Но презентация — с расшифровкой визуальных цитат, аллюзий, текстовых и философских отсылок, с покадровыми эскизами и прочей закулисой — доставила не меньше. А зацепило отдельно, что формат её был PowerPoint, и я поймал себя на мысли, что хочу этот файл (хотя исходный каталог на красивой мелованной бумаге, разумеется, припёр из Венеции на горбу).

На мой вкус, AES+F — это самый интересный и содержательный видеоарт в современном мире, но тут я невольно задумался, а не настаёт ли эpа нового визуально-текстового искусства в формате PowerPoint/Keynote, которое создаётся для скачивания и проигрывания в слайд-шоу на настольных компьютерах, планшетах, проекционных экранах?

Не очень, конечно, понятно, как оно могло бы выставляться и монетизироваться, но разве ж такие непонятки когда-нибудь останавливали художника и бизнесмена? Будут в ePub перевёрстывать и через iBooks продавать, в конце концов. А на выставках и презентациях будут live показывать...
Giotto di Bondone

Не Тициан и не Джорджоне

12 марта в Королевской академии искусств в Лондоне открылась потрясающая выставка «Во времена Джорджоне», о которой я обязательно напишу в отдельном посте. А пока что расскажу об одноЙ картине с этой выставки, спор о происхождении которой показался мне довольно поучителен.

Полотно называется «Портрет венецианского дворянина», или The Goldman Portrait (в честь учредителя Goldman Sachs, владевшего им с 1920 по 1926). В 1939 году оно перешло в дар Национальной галерее искусств в Вашингтоне (хранится там в запаснике). В Лондоне со вчерашнего дня «Портрет венецианского дворянина» предъявляется посетителям выставки в Royal Academy как «приписываемый Тициану». Хоть и не уточнено, кем именно приписываемый. Ниже попробуем разобраться.
Collapse )